Главная "Анекдоты от Хижняка"

Анекдоты от Хижняка

Евреи выжили, потому что умели шутить над собой. Редкая национальная черта! Отъезжающая в Израиль группа, в Шереметьево несла плакат: «Отчизну славлю, которая есть, но трижды, которая будет!» А в Тель-Авиве, в аэропорту "БЕН ГУРИОН" их встречал другой плакат: «Не думай, что ты самый умный-здесь все евреи!»



Был у нас в коллективе певец-киевлянин Русановский (извините, имени не помню). Как-то я случайно узнал, что он 17-летним ушел на фронт в первые дни войны, а через 4 года демобилизовался в чине Полковника. - Как это ты смог…. За 4 года…. от рядового….?
А всё было так: перед окончанием войны были поданы документы на повышение воинских званий и ст. лейтенанту Русановскому были поданы документы на присвоение очередного звания- Капитана. Но…. Кто виноват, неизвестно, но Сталину на стол легли документы, где вместо «Капитана», стояло звание «Полковник». Генштаб его армии, где служил Капитан, тут же посылает запрос Верховному: «Произошла ошибка …и т.д. Категоричный ответ не замедлил себя ждать «Сталин не ошибается». Так и дембельнулся будущий артист в звании Полковника.



У каждого конферансье всегда были заготовки импровизаций. Мы говорили:
«Хорошая импровизация-заранее заготовленная». Бывало так: зритель из зала что-то выкрикнет. Плохой артист его оборвёт, да еще и обидит. У нас это считалось верхом непрофессионализма. Конферансье должен вступить с ним в короткий диалог и закончить его смешной репликой, ничуть не оскорбляя. Большим мастером этих поединков считался Михаил Гаркави-толстый, добродушный, остроумнейший артист. Я его считал своим учителем в этом жанре и часто приставал к нему:» Михал Наумыч, откройте секрет!» И однажды он «раскололся»: - У меня есть множество заготовок начала ответа зрителю и концовка. Я знаю, как завязать разговор, и продолжаю, импровизируя на тему его вопроса. Это должен уметь каждый культурный человек. Затем я незаметно соскальзываю на заготовленную ударную смешную концовку и заканчиваю ею. А бывают заготовки иного плана. Был такой конферансье в Московской Эстраде – Федор Липскеров-высокий, импозантный, красивый, с аристократическоими манерами. И вот, в Концертном зале Иркутской Филармонии, он выдаёт такую репризу:» У меня в руках букет цветов. Я сегодня его купил для того, чтобы вручить самой пожилой женщине в этом зале! Если здесь есть такая - поднимитесь на сцену!» Реприза была беспроигрышная: ну, какая женщина сочтет себя САМОЙ пожилой?! На это и был расчет. В зале засмеялись, смех нарастал -и «дядя Федя», как мы его звали, готов был закончить фразой:» Я так и думал: все женщины у нас сегодня молодые!», как вдруг, мы увидели: к сцене прошла пожилая зрительница и, не смущаясь, протянула руку за букетом. Небольшая заминка…. и растерянный, но не подающий виду конферансье, поцеловал ей руку и сказал нарядным голосом: «В лице этой чудесной дамы, мы приветствуем наших дорогих мам!» Гром аплодисментов!
Позже, за кулисами, "дядя Федя" чуть не плакал: «Вот влип! Где я теперь зимой, в Сибири, найду цветы для завтрашнего концерта?!»



Есть такой жанр - невыдуманные анекдоты. Понятно, что это анекдотические случаи из жизни. После Театра, я, со своим партнером (ныне известным эстрадным драматургом Леонидом Французовым) пришел на Эстраду в качестве конферансье. А это значит – калейдоскоп встреч с артистами Эстрады, Кино, Театра. По большей части, близкое знакомство и работа со Знаменитостями, чьи имена на устах у всех. Но это еще и банкеты после концертов, в честь их. А значит, интересные люди разных профессий. Дружеские беседы за столом, изобилие интересных случаев –только записывай. К тому же, я и сам могу вспомнить интересные события и случаи, часто комические… Итак: Эту историю мне рассказал наш крупный ученый-физик, Академик РАН- мой старый знакомый Виктор Соменков: В те дни, когда тучи сгустились над Отцом водородной бомбы, Гениальным ученым и таким же Человеком – Андреем Дмитриевичем Сахаровым…. В те дни, когда трусоватые его коллеги и, даже Известные люди подписывали подлые бумажки, осуждающие Выдающегося ученого, ЦК партии потребовало от Академии Наук инициировать исключение Диссидента из Академии и лишение его звания Академика. Собирается Ареопаг Академии, Председатель сообщает Цвету Советской науки о требовании Руководства КПСС и спрашивает Высокое собрание: «А был ли прецедент в Мировой науке, когда Руководитель страны требовал исключить из АН какого-либо Ученого?! Тут же поднимается Академик Зельдович и радостно докладывает:
- Был!
- Отлично!!! Кто? Кого?
- Гитлер... -Энштейна!
...Собрание преждевременно закончилось.



Виктор Шауро - Советский Председатель Гостелерадио, Большая сволочь (правда, умная и хитрая сволочь) и антисемит, на собрании творческих работников своего Ведомства, как-то заявил: - Телевидение - это окно для разговора партии с народом, а разные фильмы и развлекаловка- перерывы между этими разговорами. Рассказывают: он приятельствовал с Брежневым и тот должен был назначить его Министром Культуры и даже, мол, об этом был подготовлен Указ. Но, придя с ним на подпись к Леониду Ильичу, референт поведал Генсеку, что Шауро в интимной компании, нажравшись, описывал свои похождения с Ильичем – большим «шалуном», по бабам, да с такими интимными подробностями, что, в пересказе, Брежнев понял: да, продал, подлец, с потрохами. Он взял Указ в руки, аккуратно разорвал и хрипло бросил: - Пусть еще посидит на задворах- больно длинный язык!




Был в Москве доперестроечного периода крупный Концертный администратор Василий Кондаков. Работал с известными коллективами, выдающимися артистами Магомаевым, Утесовым, Высоцким и др. Зарабатывал всегда много. Пользовался успехом у девушек. И сам, в свою очередь, был любвеобильным. Влюблялся в каждую- до чертиков. И, как порядочный человек, делал каждой предложение. По полной программе: с благословением родителей, пышной свадьбой, на которой выступали его популярные артисты. И каждой новой жене строил кооперативную квартиру. Каждой. А их было немало! Получив от него всё, молодые жены бросали несчастного влюбленного… Но, будучи благородным человеком, он оставлял квартиры за ними! И начинал всё сначала! Вот, потому-то, и получил в нашей среде кличку «Вася-строитель».




В бытность свою драматическим актером театра, мне довелось побывать на гастролях в Тюрьме. Это была первая, но не последняя Тюрьма в моей творческой жизни. Кстати, до перестройки, тюремный зритель был куда умнее и интеллигентнее, чем после…. Головастый был народ! Но спектакли за колючей проволокой всегда были «кровавые», потому что клубная сцена везде бывала не в отдельном помещении, а в столовой. Нормальному человеку трудно вообразить: какой! запах! висел! в воздухе!!! Сейчас припоминаю: запах кипяченых помоев! Но это так, к слову…. (Вспоминаю рассказ Бориса Сичкина-легендарного Бубы Касторского из «Неуловимых мстителей»: - Знаменитый импресарио Эдуард Смольный –мой друг, организовал концерт в Тамбовской тюрьме, где «отдыхал» я. После концерта, хвативший изрядную дозу вонючего спертого воздуха, Смольный стал пытать меня : Боря, ты же сибарит, живший в чудной квартире, а, главное, питавшийся в лучших ресторанах, как ты можешь есть в вонючей столовой эту гнилую пищу и, вообще, находиться в жутких условиях?! Я бы сошел с ума…. А я ему откровенно сказал: Я, Эдик, тоже думал, что чокнусь! Но, знаешь, что меня поддерживало, давало мне силу и твердость духа?! Это то, что шагая мрачными, жуткими коридорами, я видел сверху лозунг: »Ленин с нами!» Ну, если и Ленин с нами….)
...Возвращаясь к нашему спектаклю в тюрьме. В этой пьесе был момент, когда встречаются двое старых друзей. Бурная радость с объятиями и восклицаниями:
- Петруха, друг, сколько ж мы не виделись?!
- Да лет 15-не меньше!
- Да…. 15 лет-срок немалый!!!!!
Зал грохнул от смеха! На все лады повторялось от одного к другому» Да, действительно, срок немалый!»…. Артисты растерялись - не сразу поняли, ЧТО произошло. А «Петруха», вдруг, опять брякнул:
- Да, срок немалый...
…. Зал плакал….